(8 из 9)      << | < | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | > | >>

Картина пятнадцатая. Сплав по реке Бия. Первый день.

Михдей.

Старт сплаву дан. Гергул,
достань свою неправильную карту
и составляй порогов каталог,
а я тогда за вёсла сяду,
чтоб ты весь день работать мог.

Гергул.

И вот Юрток – порог номер один,
к берегу левому прижим,
греби усиленно, Михдей, держись правей, еще правей.
Тут если центром проходить,
за скалы можно зацепить.

Между скалой и камнем – водяная каша –
туда вообще не надо лезть,
гондола лопнет, а лепешки наши
уже никто не сможет съесть.

Андре.

Да, перспектива – так себе, и кто потом расскажет,
коль нас гондолой по скале размажет.

Михдей.

Как я проехал, пацаны,
не замочили даже мы штаны!

Гергул.

Второй порог с простым названьем Кобыровский,
и по нему приятно мчаться,
на медленных валах качаться,
вот мы проходим эти волны,
и гондольеры все довольны.

Михдей.

Настало время сделать нам привал,
попить чайку, поесть малины,
на берегах ее полно, к тому же я грести устал.

Гергул.

Греби, Михдей, иди ты нафиг,
не нарушай наш плотный график,
от неудач большое бремя,
мы столько раз теряли время.

Андре.

Грести мне тоже по плечу,
но скоро есть я захочу.

Гергул.

Ну погреби, Андре, немного,
к привалу – долгая дорога.

Проходим следующий порог – Пыжинский,
он очень длинный, камни в нем торчат.

Опасность в нём совсем другая:
на камень сядешь, судно тормознешь,
гондолу полную водой нальешь,
что дальше делать – непонятно,
в воде сидеть средь русла неприятно.

Но слава богу, ты Андре – боец,
провел гондолу классно, как и твой отец.

Конечно, гребешок в штаны мы получили
и все снаружи и внутри мы намочили.

Михдей.

Ну что-ж, осталось три порога,
и при таком течении по времени немного.
Гергул теперь на вёсла сядет,
расскажет про пороги, я запомню,
а на привале бортовой журнал заполню.

Гергул.

Теперь опять порог опасный – Щёки, прижим на правый берег,
насколько грозен он, да мы сейчас проверим.

Михдей.

Гергул, опасно! Влево уходи!
Скала по борту прямо впереди! Удар!

Гергул.

Выравнивайте судно сами!
Отталкивайтесь от скалы ногами!
Я не могу одним веслом грести,
крепись, гондола, только не спусти!

Притоплен борт, вода в гондолу хлещет,
уже поплыли по стремнине вещи.

Ещё чуть-чуть и вот она, свобода,
гондола вышла на струю, водою полностью залита,
но берег близко, все за борт!
Хватайте уплывающие вещи, буксируем гондолу нашу в порт,
то бишь на берег вожделенный, где ждёт нас отдых и комфорт.

Михдей.

Я ж говорил, что нужен нам привал,
а ты, Гергул, на просьбу наплевал.
Прав рулевой был, говоря
зря вы так плаваете, зря.

Теперь уже не будем торопиться,
ведь целый день придется нам сушиться.
И ночевать придется прямо здесь.

Картина шестнадцатая. Сплав по реке Бия. Второй день.

(раннее утро на реке)

Михдей. (вылезает из палатки, напевает)

В тучах мутный просвет,
Шелест ив над водой
И похитил рассвет
Серп луны молодой….

Мы отстали от графика Гергула на полдня,
и наверно в этом он винит меня,
хотя на вёслах он вчера сидел,
кто виноват, что на скалу он налетел.

Гергул.

День пасмурный сегодня, плыть пора,
и не хотелось бы опять в реке купаться, как вчера.

Андре.

А мне понравилось: такой адреналин,
напор воды, и борешься ты с ним,
риск минимальный: пояс держит на воде,
не испытать подобных чувств нигде.

Гергул.

За три часа проходим два порога,
а дальше тишь и ровная дорога.
За Турочаком сделаем привал, ночёвку,
день проплывем – и кончен бал.

Михдей.

Андре, садись теперь на вёсла, адреналин опять лови,
и на последних двух порогах себя на сплаве прояви.

Гергул.

Итак, последний взгляд на берег,
чтоб не забыли ничего,
и досконально всё проверить –
назад вернуться не дано.

А впереди слиянье с Бией большой реки Сары-Кокша
и Сарыкокшинский порог предстанет прямо перед ней,
блеснув обилием камней,
лежащих в русле и везде,
чиня препятствия воде.

Андре.

Порог хороший, длинный очень,
и будет каждый гондольер на нём замочен.

Михдей.

Веди гондолу грамотно, между камней гребя,
замочит или нет – зависит от тебя.

Гергул.

Мы даже не удивлены,
что получили все по гребешку в штаны.
Порог действительно большой,
Андре не мог пройти сухой.

И что нас ждет – последний наш порог – Кузенский,
по описанию, он просто зверский:
валы огромные и к берегу прибой,
сажусь за весла, жертвую собой.

Михдей (пренебрежительно).

Вторая категория – порог,
его из нас любой пройти бы смог.

Андре.

Наверно перестать пора нам сплавом увлекаться,
пороги все пройдём, будем рыбачить и купаться.
Уж третий день стоит жара,
и даже с раннего утра
в заливах тёплая вода.

Михдей.

Я тоже порыбачить был бы рад,
вот в рюкзаке моём все снасти,
а хариусов половить – то для меня большое счастье.

В Катуни мутная вода и едут рыбаки сюда,
ведь хариуса поймаешь не везде,
а только в светлой, как слеза, воде.

Гергул.

Что за фигня! И что за мост?
Неужто в Турочак дорога?
Как не заметил я Кузенского порога?
Который страшный и с огромными валами,
с прижимом к берегу и прочими делами.

Михдей.

А я смотрю, ты даже задремал,
когда порог гондолу яростно качал.
Ну ладно, зато теперь плывем без приключений, просто так,
на остров номер 2, за Турочак,
что так на схеме обозначен
и нами он ещё не обрыбачен.

(8 из 9)      << | < | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | > | >>

Комментарии (0)

Автор (*):Город:
Эл.почта:Сайт:
Текст (*):